V

Андре́й Ю́рьевич Попо́в - основатель и руководитель РДН бога Кузи.

статье выдвигается идея о том, что на современном этапе развития общества религиозная безопасность является одной из важнейших составляющих национальной безопасности любого государства, в частности, России. В тоже время сегодня тема религиозной безопасности общества остается одной из наименее изученных. В данной статье сформулированы определения: «угрозы религиозной безопасности общества», «религиозная сфера». Кроме того, статья содержит авторскую классификацию угроз религиозной безопасности России.

Classification of Threats to the Religious Russian Security: Constitutional and Legal Analysis

The article presents the idea that religious security in today’s society is a major component of the national security of any state, particularly Russia. At the same time, today the theme of religious security and threats to the religious security remains one of the least studied. The article gives the definition to the following notions: "threats to the religious Russian security", "religious sphere". Besides the article contains the author's classification of threats existing in the religious sphere of Russian society.

При исследовании проблем национальной безопасности как основополагающая встает проблема определения угроз безопасности. Анализ нормативно-правовых актов, посвященных безопасности, показывает, что является отправной точкой всех рассуждений и определений.

Зачастую, неудачи в обеспечении безопасности того или иного государства во многом связаны с некорректной оценкой угроз. Если ответственные за выработку политического курса институты не располагают необходимой информацией о формирующихся или уже сложившихся угрозах интересам государства, то национальная безопасность такого государства является уязвимой

На этом основании мы считаем, что необходимо особое внимание уделять изучению угроз в одной из важнейших сфер жизни современного общества, которой является религиозная сфера. При этом, по нашему мнению, религиозная безопасность России является составной частью ее национальной безопасности.

Сам термин «религиозная безопасность» еще прочно не вошел в юридический оборот. Определение религиозной безопасности России является темой отдельного исследования, но в целях данной статьи отметим, что под религиозной безопасностью Российской Федерации мы понимаем состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, рождающихся в религиозной сфере, необходимое для укрепления основ конституционного строя Российской Федерации.

Определение угрозы национальной безопасности мы находим в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, в которой отмечено, что угроза национальной безопасности это прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства.

Под возможностью понимается объективная тенденция развития предмета. Возможность складывается под воздействием определенных условий и факторов. Мы считаем, что, применительно к угрозе национальной безопасности России, в данную совокупность условий и факторов входят и религиозные.

Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» говориться о возможности нанесения ущерба конституционным правам, достойному качеству и уровню жизни граждан. Но достойное качество и уровень жизни согласно ст. 7 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) является частью конституционных прав граждан. Соответственно, для формулировки объема объекта защиты достаточно указать на конституционные права граждан.

Хотелось бы отметить, что национальная безопасность России напрямую зависит от уровня соблюдения прав соотечественников, проживающих за пределами РФ. Защита прав соотечественников в соответствии с Федеральным законом государственной политике в отношении соотечественников за рубежом» от 24.05.1999 N 99-ФЗ (ред. от 02.07.2013) является одним из приоритетов внешней политики России. В соответствии с ч. 4 ст. 5 данного Закона Россия оказывает соотечественникам содействие в реализации и обеспечении прав человека и гражданина, в том числе в создании религиозных организаций.

Данный приоритет внешней политики России неоднократно отмечал и Президент РФ В.В. Путин. Так, в своем видеообращении к участникам четвертого Всемирного конгресса соотечественников, проживающих за рубежом, который проходил в октябре 2012 года в г. Санкт-Петербург, В.В. Путин подчеркнул, что поддержка соотечественников за рубежом является одним из важнейших направлений государственной политики.

Продолжая данную линию рассуждений, необходимо отметить, что нормы Конституции РФ гарантируют защиту не только граждан и соотечественников, но и личности как таковой. Любой человек может рассчитывать на защиту своих прав со стороны России, а не только ее гражданин.

Таким образом, исходя из вышесказанного, угрозы религиозной безопасности России можно определить как условия и факторы, рождающиеся в религиозной сфере и создающие прямую или косвенную возможность нанесения ущерба личности и государству.

Это целый комплекс угроз нарушения конституционных прав человека и гражданина, суверенитета и территориальной целостности России, ее способности к устойчивому развитию, а, в конечном счете, основ конституционного строя Российской Федерации. Все, без исключения, составляющие конституционного строя России могут стать объектом угроз, рождающихся в религиозной сфере жизни общества. Например, конституционный принцип разделения властей может быть поставлен под угрозу, если к власти в государстве придут ваххабитские организации, доктрина которых не предполагает независимого существования таких ветвей власти, как законодательная, исполнительная и судебная.

Под религиозной сферой мы понимаем все общественные отношения, в формировании и существовании которых присутствует религиозный фактор. Это могут быть общественные отношения, складывающиеся под воздействием каких-либо религиозных норм, отношения между религиозными и нерелигиозными субъектами, а также отношения, выдаваемые как сформировавшиеся под воздействием религиозных факторов. К последним можно отнести деятельность таких субъектов, которые подают свою деятельность как религиозную, в то время как фактически она является нерелигиозной, а например, коммерческой.

Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» можно подразделить на внешние и внутренние. К внешним по отношению к личности угрозам в религиозной сфере традиционно относят нарушения свободы вероисповедания, выражающиеся в экстремистских деяниях. В частности, Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» в качестве основных источников угроз национальной безопасности особо выделяется религиозный экстремизм, а также рост преступных посягательств, направленных против личности. Но, по нашему мнению, угрозы в религиозной сфере отнюдь не исчерпываются экстремистскими деяниями.

В первую очередь, обратимся к понятию религиозного экстремизма, которое дает российский законодатель. Как следует из текста ст. 1 Федерального закона РФ О противодействии экстремистской деятельности от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ (ред. от 02.07.2013), российский законодатель отказался от формулирования четкого и всеобъемлющего определения понятия "экстремистская деятельность". Вместо этого правоприменителю предложен перечень деяний, входящих в объем данного понятия. В соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона РФ О противодействии экстремистской деятельности» экстремистской деятельностью (экстремизмом) является: возбуждение религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии; воспрепятствование законной деятельности религиозных объединений, соединенное с насилием либо угрозой его применения; совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2013) публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения.

Кроме того экстремизмом является публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей указанных выше деяний; организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению; финансирование описанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

Важной особенностью объема понятия религиозного экстремизма, которое дается в Федеральном законе РФ «О противодействии экстремистской деятельности является то, что в него включаются все нормы УК РФ, содержащие в качестве квалифицирующего признака совершение преступления по мотивам религиозной ненависти или вражды. Это следующие составы: п. «л», ч. 2, ст. 105 «Убийство»; п. «е», ч. 2, ст. 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»; п. «е», ч. 2, ст. 112 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»; п. «б», ч. 2, ст. 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью»; п. «б», ч. 2, ст. 116 «Побои»; п. «з», ч. 2, ст. 117 «Истязание»; ч. 2, ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»; п. «б», ч. 1, ст. 213 «Хулиганство»; ч. 2, ст. 214 «Вандализм»; п. «б», ч. 2, ст. 244 «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения»; ст. 357 «Геноцид».

Таким образом, понятие экстремизма в российском законодательстве является очень широким, а список экстремистских деяний закрытым. Анализируя вышеприведенное определение религиозного экстремизма, мы можем заключить, что религиозный экстремизм в большей степени касается сферы нетерпимости по отношению к представителям той или иной религии, но тогда за «скобками» остается, например, деятельность многочисленных сатанистских объединений, члены которых совершают большое количество различных преступлений, в частности жертвоприношения животных и людей, которые мы считаем целесообразным именовать религиозными преступлениями. Что касается человеческих жертвоприношений, то пострадавшие могут быть людьми абсолютно индифферентными в отношении к религии, что является несущественным для субъекта преступления.

Здесь же необходимо отметить и тот факт, что среди адептов опасных для общества религиозных объединений сатанистской и тантрической направленности активно распространяются наркотики. Для таких религиозных объединений торговля наркотиками является одним из основных источников финансирования.

По нашему мнению, к религиозному экстремизму необходимо относить прозелитизм. Данное явление получило достаточно большое распространение на территории России.

Определение прозелитизма представляется достаточно серьезной научной проблемой. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 23 ноября 1999 г. № 16-П. По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления» Государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т.п.

Таким образом, Конституционный Суд РФ рассматривает прозелитизм как определенную проблему для общества и связывает его с недобросовестной миссионерской деятельностью. Далее в данном Постановлении Конституционный Суд РФ отмечает, что его позиция относительно потенциально опасной для общества миссионерской деятельности согласуется с Постановлением Европейского парламента от 12 февраля 1996 года "О сектах в Европе" и с рекомендацией Совета Европы № 1178 (1992) "О сектах и новых религиозных движениях", а также с Постановлениями Европейского суда по правам человека (далее ЕСПЧ) от 25 мая 1993 года (Series А no.260-А) и от 26 сентября 1996 года (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV), которыми были разъяснены сущность и масштаб обязательств государств, вытекающих из ст. 9 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.) (ред. от 13.05.2004). В целом, позиция ЕСПЧ заключается в том, что указанная статья Конвенции не предполагает защиту недопустимых проявлений прозелитизма предложения материальных выгод или оказания недопустимого давления (в том числе с использованием служебного положения) с целью привлечения в церковь новых членов.

Такую позицию ЕСПЧ поддерживает в деле "Коккинакис против Греции", и определят прозелитизм, как деятельность выражающаяся в предложении материальных или социальных выгод с целью привлечения новых членов в церковь, оказании ненадлежащего давления на людей, пребывающих в страдании или нужде, или даже применении насилия или промывания мозгов.

Отталкиваясь от вышеизложенного, мы считаем целесообразным определить прозелитизм как деятельность религиозных объединений и отдельных граждан, которая несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия.

Необходимо отметить, что некоторые современные государства к проблеме прозелитизма относятся очень серьезно и иногда ограничивают его на уровне Основного закона. Например, согласно ч. 2 ст. 13 Конституции Греции от 11 июня 1975 г.

Другие государства противодействуют прозелитизму на уровне уголовного законодательства. В частности, Уголовный кодекс Республики Узбекистан (ред. от 07.10.2013). Нарушение законодательства о религиозных организациях», согласно ч. 2 которой «Обращение верующих одних конфессий в другие (прозелитизм) и другая миссионерская деятельность после применения административного взыскания за такие же действия» образует состав преступления.

Таким образом, можно сделать вывод, что целый ряд религиозных правонарушений, в частности, человеческие жертвоприношения остаются вне поля религиозного экстремизма, но, тем не менее, представляют существенную угрозу обществу и совершаются по мотивам, рождающимся в религиозной сфере.

По этому поводу, некоторые специалисты могут возразить, что УК РФ предусматривает ответственность за убийство, за распространение наркотиков и т.д. Но УК РФ не учитывает религиозные мотивы при дифференциации уголовной ответственности, что является большой ошибкой, т. к., по нашему мнению, в деятельности человека религиозная мотивация является ведущей, а значит и преступления в религиозной сфере носят повышенную общественную опасность и нуждаются в специальной квалификации.

Также к религиозным правонарушениям мы относим и другие деяния, совершенные в религиозной сфере, составы которых закреплены нормами УК РФ. Подобные деяния, как уже указывалось выше, мы считаем целесообразным именовать религиозными преступлениями.

По нашему мнению, в религиозной сфере существуют и другие угрозы, которые выходят за рамки религиозного экстремизма. Угрозой религиозной безопасности России, несомненно, является деятельность религиозных объединений, в которых нарушаются такие права граждан, как право на физическое и психическое здоровье, на рождение и воспитание в семье детей, достойное образование, право на собственность. Существуют религиозные объединения, в доктрине которых заложены идеи космополитизма, последователи которых отказываются от службы в армии, что также является угрозой, рождающейся в религиозной сфере.

Кроме того, религиозные объединения часто являются удобным инструментом разведывательной деятельности иностранных спецслужб, а некоторые из них специально создавались для этого, что также является угрозой в религиозной сфере.

Перечень противоправных деяний религиозных объединений, которые могут быть основанием для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке закреплен нормами ч. 2 ст. 14 Федерального закона О свободе совести и о религиозных объединениях от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 01.07.2011) и является открытым.

Но, на наш взгляд, законодатель некорректно воспользовался в данном случае термином «действие». Приемлемее, с точки зрения теории права, было бы использовать термин «деяние», которое подразумевает как собственно действие, так и бездействие. Так как, по нашему мнению, препятствовать получению обязательного образования возможно и бездействием.

Кроме того, по нашему мнению, личности в религиозной сфере угрожают и внутренние эндогенные опасности. Например, опасность неправильного понимания законов духовной и религиозной жизни, что может вылиться в появление очередного деструктивного по своей сути религиозного объединения.

Изучение внутренних документов различных религиозных объединений показывает, что многие из них стремятся к общемировому господству или к созданию новых теократических государств за счет территории существующих. Последователь такой религии не будет отстаивать интересы Российского государства, как, впрочем, и любого другого.

Сегодня можно однозначно констатировать факт того, что опасности, рождающиеся в религиозной сфере, могут угрожать конституционному и государственному строю любого государства и, в частности, Российской Федерации. Одной из угроз конституционному строю России, несомненно, является религиозный сепаратизм, который часто развивается при совпадении религиозной и этнической самоидентификации тех или иных народов. Наибольшую угрозу для безопасности России в настоящее время представляет использование сепаратистскими силами и группировками, стремящимися к расчленению страны, радикальной религиозной идеологии.

Развитию этнорелигиозных сепаратистских настроений способствует деление России на субъекты по национальному признаку. Такая модель государственного устройства опасна тем, что процессы самоидентификации тех или иных национальностей с определенной религией набирает в России обороты, тем самым многократно усиливая сепаратистские тенденции.

Этнорелигиозный сепаратизм часто является фундаментом для развития религиозного экстремизма, который используют в своих интересах деятели радикальных националистических и религиозных объединений.

Для устранения данной угрозы религиозной безопасности России необходимо укрупнение субъектов РФ путем слияния нескольких субъектов России по территориальному признаку. При этом создаваемые по территориальному признаку субъекты России, должны поглотить субъекты, созданные по национальному признаку. Данный вопрос периодически дискутируется на различных уровнях власти.

Возвращаясь к вопросу религиозного экстремизма, нужно особо отметить такие его проявления, которые осуществляются по инициативе и при поддержке внешних политических субъектов, стремящихся обеспечить свое доминирование в том или ином регионе мира. По мнению некоторых исследователей, на сегодняшний день деятельность экстремистских религиозных организаций активно используется международными структурами, стремящимися к мировому господству, как средство разрушения существующих государственных образований и наций.

Такая работа проводится в рамках процессов глобализации, которая, по нашему мнению, является угрозой национальной безопасности России, а одним из основных проводников глобализации в России является религиозная сфера.

В политической сфере глобализация ведет к потере суверенитета государствами, вовлеченными в данный процесс. Оценивая процесс глобализации как отрицательный для России в целом, необходимо осознавать, что он также представляет собой опасность в религиозной сфере жизнедеятельности общества.

Глобализация – это ничто иное, как подготовка к установлению нового мирового порядка, чего невозможно добиться без унификации религии в планетарных масштабах. Такую унификацию можно рассматривать как одну из целей интеграционных процессов на глобальном уровне. На данный момент место религии в процессах глобализации остается недостаточно изученным.

Новая всепланетарная религия будет призвана вобрать в себя все другие. Но подобному процессу всегда будут противостоять представители традиционных религий, таких как православие и ислам. Отсюда однозначный вывод о том, что некоторые традиционные для России религии для идеологов глобализации являются, пожалуй, единственным препятствием на пути к мировому господству, а значит и сама Россия, в которой развиваются данные традиционные религии, в частности, православие.

Большинство исследователей феномена глобализации считают, что прежде всего – это американизация общества. В свою очередь основатель современного сатанизма Антон Шандор Ла-Вей заявлял, что, если называть вещи своими именами, то американский образ жизни с его культом потребления в качестве центрального элемента является сатанизмом. На основании этого можно заключить, что глобализация тождественна сатанизации общества со всеми вытекающими последствиями.

В этом смысле, можно полностью согласиться с теми авторами, которые основным объектом защиты в ходе обеспечения рели­гиозной безопасности считают религиозную идентичность общества и понимают религиозную безопасность как комплексное многоаспектное явление, одной из составляющих которого является состояние стабильного существования, воспроизводства и самобытного развития конфессиональных традиций народа России. Такая идентичность в условия глобализации, безусловна будет под угрозой.

Опасность утраты конфессиональных традиций России может быть вызвана как внешними по отношению к российскому обществу, так и внутренними факторами. При этом негативное воздействие на российское государство в религиозной сфере может быть двояким.

С одной стороны, это деятельность многочисленных иностранных деструктивных религиозных объединений, которая может привести к расколу общества на мелкие группы по религиозному принципу, а с другой – это деятельность светских по своей сути структур иностранных государств, которые активно способствуют процессу максимальной поляризации российского общества в религиозной сфере.

Религиозная ориентация руководства того или иного государства должна учитываться при конструировании международных отношений. В частности, одним из претендентов на должность президента США являлся Уи́ллард Митт Ро́мни (англ. Willard Mitt Romney) мормон по вероисповеданию, который, придя к власти, с очень большой вероятностью строил бы внутреннюю и внешнюю политику США, отталкиваясь и от своих религиозных убеждений, которые он использовал в качестве одного из инструментов предвыборной компании. Подобные факты необходимо брать во внимание при построении моделей отношений с зарубежными государствами. Без учета религиозных факторов российское руководство рискует принимать ошибочные решения во внешней политике, что является еще одой угрозой России рождающейся в религиозной сфере.

Подводя итог нашего исследования, можно говорить о классификации угроз религиозной безопасности российского общества, которую мы видим следующим образом (Приложение № 1):

  1. религиозный экстремизм, представляющий угрозу, как отдельной личности, так и российскому государству в целом;
  2. прозелитизм как угроза личности;
  3. угроза потери религиозных традиций народа России как результат процесса глобализации, что является угрозой личности и государству;
  4. религиозные преступления;
  5. деятельность нетрадиционных для российского общества религиозных объединений деструктивной направленности отечественного и зарубежного происхождения, являющаяся опасной как для государства в целом, так и для отдельной личности;
  6. федеральное устройство России, основанное на делении субъектов по национальному признаку;
  7. принятие ошибочных решений во внешней политике без учета религиозного фактора;
  8. эндогенные угрозы личности в религиозной сфере.

Угрозы религиозной безопасности личности и государства требуют дальнейшего изучения и развития правовых средств их нейтрализации.

В заключение необходимо отметить, что выявлением профилактикой и устранением угроз в религиозной сфере должно заниматься государство, т.к. согласно ст. 2 Федерального закона от 28.12.2010 № 390-ФЗ «О безопасности» именно оно является основным субъектом обеспечения безопасности.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учётом поправок, внесённых Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 4. Ст. 445.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. Федеральный закон Российской Федерации «О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом» от 24.05.1999 № 99-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 22. Ст. 2670.
  4. Федеральный закон Российской Федерации «О безопасности» от 28.12.2010 № 390-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 1. Ст. 2.
  5. Федеральный закон Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 39. Ст. 4465.
  6. Федеральный закон Российской Федерации «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3031.
  7. Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 20. Ст. 2444.
  8. Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления» от 23.11.1999 № 16-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 51. Ст. 6363.
  9. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (ред. от 13.05.2004) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 2. Ст. 163.
  10. Постановление ЕСПЧ от 10.06.2010 "Дело "Свидетели Иеговы" в Москве и другие (Jehovah's Witnesses of Moscow and others) против Российской Федерации" (жалоба № 302/02). По делу обжалуется нарушение права на свободу вероисповедания, выражения своего мнения и объединения. По делу нарушены требования статей 9, 11, 14, пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод // "Российская хроника Европейского Суда". 2011. № 2.
  11. Конституция Греции. Вступила в силу 11 июня 1975 г. / constitutions.ru 21.12.2008. URL: http://constitutions.ru/archives/249 (дата обращения:16.11.13).
  12. Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.1994 г. № 2012-XII (ред. от 07.10.2013) // Ведомости Верховного Совета Республики Узбекистан 1995 г. № 1.
  13. Антон Шандор Ла-Вей. Сатанинская библия / Polbu.ru. URL: http://polbu.ru/laway_satanas (дата обращения: 10.02.13).
  14. Ваххабиты вербуют сторонников в российских тюрьмах / Информационное агентство «REGNUM». 2012. URL: http://russia.ru/news/society/2012/12/3/5353.html (дата обращения: 9.11.13).
  15. Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем.; сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова; предисл. П. П. Гайденко. М.: Прогресс, 1990. 809 с.
  16. Власова О. Американская идея: от расцвета до заката // Эксперт. 2010. № 1. С. 52.
  17. Доброе дело с подвохом. Общество // Советская Сибирь. Новосибирская областная газета. № 166 (26789). 08.09.2012. URL: http://www.sovsibir.ru/index.php?dn=news&to=art&ye=2012&id=4682 (дата обращения: 09.11.13).
  18. Забарчук Е.Л. Религиозный экстремизм как одна из угроз безопасности российской государственности // Журнал российского права. 2008. № 6. С. 38.
  19. Кобринская И. Общая безопасность и безопасные сообщества // Вестник Евразии. 1998. № 1. С. 4 – 5.
  20. Кривельская. Н. Шпионы в религиозной одежде / Обозреватель - Observer . Военно-политические проблемы . URL: http://old.nasled.ru/pressa/obozrev/N05_98/5ST20.HTM (дата обращения: 22.09.13).
  21. Президент Медведев призывает уделять особое внимание русской культуре // Эхо Москвы. URL: http://www.echo.msk.ru/news/742457-echo.html/ (дата обращения: 10.11.13).
  22. Путин назвал поддержку соотечественников приоритетом для России / «Взгляд» — деловая газета. URL: http://vz.ru/news/2012/10/26/604382. html/ (дата обращения: 08.11.13).
  23. СМИ: Этнические названия республик России могут заменить географическими / Деловая газета «Взгляд». 16.11.2012. URL: http://www.vz.ru/news/2012/11/16/607441.html (дата обращения: 09.11.13).
  24. Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А. М. Прохоров. 2-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1989. 1632 с.
  25. Стандарты Совета Европы в области прав человека применительно к положениям Конституции Российской Федерации: Избранные права. М.: Институт права и публичной политики, 2002. 606 с.
  26. Судебные постановления по делам Хаббарда и «Церкви саентологии» / theme.orthodoxy.ru URL: http://theme.orthodoxy.ru/scientology/adjudication.html (дата обращения: 09.11.13).
  27. Тарасевич И.А. Религиозная безопасность Российской Федерации. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2013. 288 с.
  28. Харикеша Свами Вишнупад. Манифест Варнашрама: Практическое руководство реорганизации общества. Екатеринбург: Изд-во Вьяса Бук Траст, 1993. 148 с.
  29. Штаб Ромни: Обама угроза для христиан / Irsolo – Новости. 03.11.2012. URL: http://irsolo.ru/shtab-romni-obama-ugroza-dlya-xristian/ (дата обращения: 10.11.13).
  30. Volker Berghahn. Globalization, Americanization and Europeanization (Part I) / The Globalist: The daily online magazine of the global economy, politics and culture. 13.11.2007. URL: http://www.theglobalist.com/storyid.aspx?StoryId=6558 (дата обращения: 10.11.13).
     

Материал опубликован:  Пробелы в российском законодательстве. – 2013. – № 6. – С. 23 – 29.

Скачать статью в формате PDF

Загрузка ...

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter