Печать
Просмотров: 3012

История Феодора и Евтихия – это одна из страниц фундаментального многотомного труда под названием история Византийской Церкви. Они были ее частью, но в силу своих убеждений не смогли удержаться в рамках православного учения, став родоначальниками ересей, которые заставили на время пошатнуться корабль Христовой Церкви.

«Предтеча несторианства»

В совершенстве владея аристотелевой диалектикой, обладая даром красноречия и ясного изложения мыслей, Феодор Мопсуестийский нашел применение своим талантам в литературном творчестве. Ариане, евномиане, аполлинаристы… возникающие в IV столетии одна за другой ереси вызывали острые полемические споры между сторонниками и противниками новых учений о природе Иисуса Христа. Неудивительно, что приняв решение посвятить свою жизнь Церкви, Феодор взял самое активное участие в выработке догматов христианской веры.

Его родным городом был один из мегаполисов византийской цивилизации – Антиохия на Оронте. Однако основные литературные труды Феодора родились в цветущем городе Мопсуестия провинции Киликия, где он прослужил Церкви в архиерейском сане тридцать шесть лет.  

Исповедать распятого Иисуса Христа Господом Феодору помог его друг – Иоанн Златоуст, в будущем архиепископ Константинополя, который вместе с ним посещал в Антиохии лекции прославленного языческого философа Ливания. Позднее Феодор и Иоанн решили оставить мир и вместе удалились в горный монастырь. Однако со временем Феодор посчитал, что жить в браке куда более естественно для человека, чем находиться в добровольном одиночестве, и оставил обитель. Только благодаря влиянию Иоанна он смог отказаться от своих убеждений и вернуться к аскетическим подвигам.  

Антиохийский епископ Флавиан привлек Феодора к активному служению Церкви сначала в качестве чтеца, а затем и в сане священника. 393 год стал поворотным в его жизни. Тогда Феодор был рукоположен в епископа города Мопсуестия. Заняв архиерейскую кафедру этого малоазийского полиса, он умело сочетал активное служение с литературной деятельностью, став автором множества полемических трактатов, направленных против заблуждений своего времени, в т.ч. "Против Юлиана Отступника", "Против персидской магии", а также ересей Ария, Евномия и Аполлинария, сотрясавших в то время церковный корабль. Пытаясь разгромить своих идеологических оппонентов, Феодор столкнулся с необходимостью выработать собственное мнение на еще не решенный до конца вопрос о природах Иисуса Христа. Так Мопсуестийский епископ пришел к оригинальному выводу о полном разделении двух природ во Христе - Божественной и человеческой. Согласно его учению, следовало четко разделять Христа, как Сына Божьего и Христа, как Сына человеческого. Феодор охотно делился собственными мыслями и заключениями, завоевав немалое число сторонников.  

Какой-либо критической оценки своих взглядов Мопсуестийский владыка так и не встретил и мирно скончался в 428г. в возрасте около восьмидесяти лет. В том же году Константинопольский патриарший престол занял Несторий. Он развил учение Феодора о разделении природ во Христе, став открыто говорить о Спасителе, как о простом человеке, в котором жил, как в храме, предвечно рожденный от Отца Сын Божий.

Несторий не продержался на кафедре и пяти лет и был осужден в 431г. участниками Эфесского Собора, получившего статус Вселенского. Однако не смирившиеся с поражением сторонники ересиарха в свое оправдание стали ссылаться на авторитет Феодора Мопсуестийского, который в своих трудах рассуждал так же, как и недавно низложенный патриарх. Осудить почившего епископа сразу не удалось, т.к. он пользовался авторитетом у многих христиан, в т.ч. и Антиохийского патриарха Иоанна. Император Феодосий II даже издал отдельный указ, в котором запретил "предначинать что-либо против тех, которые скончались в мире с церковью". Это подействовало и споры утихли. Однако, как оказалось, только на время – на сто двадцать пять лет. 

В 553г. участники V Вселенского Собора осудили Феодора Мопсуестийского как еретика, а его труды как еретические и достойные сожжения.

«Основатель монофизитства»

Одним из самых активных борцов с ересью Нестория был настоятель столичного монастыря в честь преподобного Иова - архимандрит Евтихий. Он проявил большое рвение в деле осуждения учения Константинопольского патриарха и даже был одним из его оппонентов на Эфесском соборе. Однако, одержав победу, Евтихий впал в другую крайность и стал основателем новой ереси - монофизитства или «единоестественников», т.е. тех, кто верил, что во Христе присутствовала только одна природа – Божественная, которая доминировала над другой природой Спасителя – человеческой.

Евтихий познакомился с христианством в раннем возрасте и еще, будучи юношей, стал монахом. Со временем он был избран настоятелем одной из влиятельных обителей Константинополя, а под его руководством оказалось около трехсот подвижников. Позднее Евтихий стал духовником придворного евнуха Хрисафия, обладавшего большим влиянием на императора Феодосия II Младшего. Этот факт существенно усилил позиции константинопольского архимандрита, который стал главным представителем столичного монашества при дворе.

Когда еретические взгляды Евтихия стали известны Константинопольскому патриарху Флавиану, святейший созвал по этому поводу отдельный Собор, который состоялся в столице Византии в 448г. В результате, Евтихий был лишен сана и полномочий настоятеля монастыря. Однако к тому времени у ересиарха было уже достаточно влиятельных союзников, в т.ч. уже упомянутый евнух Хрисафий, а также Александрийский патриарх Диоскор. Последнему император поручил возглавить проведение нового Собора, где было бы рассмотрено учение опального архимандрита. Его заседания начались в 449г. в городе Эфесе, а в историю он вошел под наименованием «Разбойничьего». Работа Собора проходила с вопиющими нарушениями порядка проведения подобных собраний. Дошло до того, что патриарх Флавиан был жестоко избит, а остальные участники Собора под угрозой расправы подписали протоколы заранее составленных решений. Как и следовало ожидать, Евтихий был полностью оправдан, а его обидчики понесли наказание.

Однако планы ересиарха и его союзников смешала внезапная смерть императора Феодосия II. Новым правителем стал Маврикий. После того, как евнух Хрисафий был смещен, Евтихия изгнали из монастыря, а затем предали анафеме на Константинопольском соборе, проведенном новым патриархом Анатолием. Т.к. ересиарх пользовался поддержкой на востоке империи, Римский папа Лев I Великий попросил василевса выслать Евтихия в такое место, откуда он не мог бы никому навредить своим учением. Дальнейшая судьба ересеучителя неизвестна. В 452г. канула в лету и большая часть его сочинений, которые были сожжены по приказу императора Маврикия.

Анатомия ереси. Два в Одном или Один в двух

И Феодор, и Евтихий были осуждены за допущенные ими ошибки в решении принципиально важного вопроса о природах Иисуса Христа. Что касается Мопсуестийского епископа, то учение его последователей было подвержено детальному анализу уже в 451г. в Халкидоне отцами IV Вселенского Собора. Тогда же Церковь дала ясный и четкий ответ на вопрос о том, как же в одном Лице Господа сосуществуют Божественная и человеческая природы: «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно», не будучи поглощёнными одна другой. Причем, первые два определения были направлены против монофизитов и непосредственно касались теории Евтихия, тогда как последние два – против несториан, а значит и аргументов Феодора.

Известно, что Мопсуестийский владыка обладал живым и восприимчивым умом, а также обширными знаниями. При этом он отличался горячностью и непримиримостью по отношению к своим оппонентам. При толковании текстов Священного Писания епископ использовал только буквальное их содержание вне логической и грамматической связи, а также исторических данных.

Феодор искренне верил в существование двух сыновей Божьих. Один из них, согласно мнению ересиарха, был единосущен Богу Отцу, а другой – рожден от Девы Марии. Причем последний был подобен людям абсолютно во всем и шел долгим и сложным путем борьбы с искушениями к нравственному совершенству. Добиться этой цели он смог только после воскресения, когда стал достоин того, чтобы соединиться с истинным Сыном Божьим. 

Мопсуестийский епископ представлял Божество и человечество Иисуса Христа только как две самостоятельные ипостаси, иначе они теряли в его глазах самодостаточность. Бог Логос и Иисус, рожденный от Пресвятой Девы Марии, были для Феодора отдельными лицами. По его мнению, Господь жил в человеке Иисусе как в храме, а между собой они были соединены только нравственно. «Бог Слово, - рассуждал ересиарх, - много возлюбил его (человека Иисуса); пребывая в нём, Бог Слово даровал ему бессмертную жизнь и, сделав его невредимым, бессмертным и неизменным, возвел на небо».

Участники V Вселенского Собора, собравшись в Константинополе в 553г., достаточно однозначно высказались по этому поводу: «Анафема Феодору Мопсуестийскому и его сочинениям; они чужды Церкви, они чужды православным, они чужды отцам, они полны нечестия, они восстают на Священное Писание…».

Рассуждая о Христе, Евтихий пришел к другому крайнему выводу: «Я исповедую, - говорил он, - что Господь наш был из двух естеств до соединения. А после соединения я исповедую единую природу».

Не получив систематического образования, константинопольский архимандрит строил свое учение на высказываниях Александрийских отцов Афанасия и Кирилла, которые в свое время делали особый акцент на Божестве Иисуса Христа. По-своему поняв их высказывания, Евтихий стал со всей серьезностью утверждать, что после того, как во Христе соединились две природы, Божественная и человеческая, Он был больше Богом, чем человеком. Хотя ересиарх и не отрицал того, что Иисус пришел на землю в человеческом теле, но оно, по его мнению, не было таким, как у обычных людей.

Евтихий искренне недоумевал: «Разве может быть тело Господа и Бога нашего единосущным нам?» Он никак не соглашался приравнять Христа к простым людям, ведь Он же был Богом! Из этого утверждения последовали дальнейшие его выводы о том, что тело Господа, хоть и было человеческим, но не в прямом смысле этого слова. Родившись от Девы, Иисус стал по Своей природе Богом в теле, подобном человеческому. «После воплощения Бога-Слова, - говорил Евтихий, - я поклоняюсь только одному естеству, естеству Бога, воплотившегося и вочеловечившегося; исповедую, что Господь наш состоит из двух естеств прежде соединения, а после соединения исповедую одно естество». Все учение ересиарха, таким образом, строилось на тонком различии между понятием «тело человека» и «тело человеческое».

Феодор и Евтихий попытались найти ответ на один из самых актуальных вопросов жизни Церкви своего времени: Кем же на самом деле был Иисус Христос? Они ошиблись и были преданы анафеме. Однако в этой трагедии есть и положительный момент. Своим стремлением открыть новые грани в понимании тайны спасения людей, Феодор и Евтихий заставили православных иерархов точнее сформулировать вероучение о Христе. Таким образом, порожденные ими ереси исполнили роль движущей силы в процессе формирования общехристианских догматов веры.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter