Печать
Просмотров: 23062

ПОЛИТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»

Побсудить на форумеонятие «военный коммунизм» знакомо многим и у каждого оно ассоциируется с голодом, войной, лишениями и озлобленностью.

Содержание
Введение
Глава 1. Политика «военного коммунизма»
1.1. Предпосылки возникновения политики "военного коммунизма”
1.2. Сущность политики "военного коммунизма", отличительные стороны и влияние на социально-общественную жизнь страны
1.3. Результаты политики "военного коммунизма" и ее последствия
Заключение
Библиография

Введение

Нередко приводят цифры падения промышленного производства в нашей стране к 1921 году, а затем добавляют: вот до чего довела страну политика «военного коммунизма»! При этом зачастую обходят целый ряд обстоятельств. И то, что падение производства началось после вступления России в первую мировую войну, и уже накануне Октября страна оказалась на грани хозяйственной катастрофы. И то, что по территории России прокатилась разрушительная гражданская война, причинившая колоссальный ущерб народному хозяйству. И то, что интервенты нещадно грабили страну. И, наконец, то, что среди советских республик к началу 1921 года не было ни Финляндии, ни Польши, ни Прибалтики, ни Грузии, ни Дальнего Востока, а ведь на этих территориях перед первой мировой войной находилась значительная часть промышленности России.

Обычно обходят и то, что само применение В. И. Лениным термина «военный коммунизм» было лишено какого-либо пиетета, что в нем самом (кстати, впервые употребленном А.А. Богдановым в 1916 г. применительно к экономике европейских держав, втянутых в мировую войну) первоначально содержался сугубо критический подтекст, который лишь с течением времени стал постепенно утрачиваться. И только потом термин «военный коммунизм» стал официальным обозначением определенной эпохи нашего хозяйственного развития.

Стоит, однако, заметить, что на эту тему писали многие, так как судьба России в то время волновала все население страны, от поэтов, до сибирских крестьян. Также особое внимание уделяли данному вопросу историки, как отечественные, так и зарубежные, идеологи коммунизма, пытавшиеся понять, что привело Россию к революции, гражданской войне и событиям, за этим последовавшим. В наши дни некоторые историки и экономисты также весьма сильно интересуются данным вопросом, так как существует предположение, что истоки некоторых методов государственного управления экономикой берут свое начало именно в 1918-1920 годах.

Цель же данной контрольной работы состоит непосредственно в более углубленном изучении данного вопроса, так как представляется достаточно интересным то, что же послужило конкретным толчком к развертыванию политики «военного коммунизма», а также как оправдывали свои действия члены партии большевиков, почему и ради чего народ терпел различные лишения.

«Военный коммунизм» – это система временных, чрезвычайных, вынужденных гражданской войной и военной интервенцией мер, в сумме определивших своеобразие экономической политики Советского государства в 1918-1920 гг. … Вынужденное проводить в жизнь "военно-коммунистические" меры, Советское государство осуществляло лобовую атаку всех позиций капитализма в стране… Не будь военной интервенции и вызванной ею хозяйственной разрухи, не было бы «военного коммунизма»”[1].

Глава 1. Политика «военного коммунизма»

Переосмысление, а точнее, более глубокое осмысление проблемы «военного коммунизма» диктуется всей логикой изучения истории советского общества на современном этапе. Слишком много, как оказалось, корней уходит в тот период, слишком много вопросов, относящихся к нему, остаются без должных ответов. Но не только исторический интерес движет нами. Заявляют о себе теоретические и социально-философские аспекты данной проблемы. Как ни крути, но надо признать, как это сделал О. Р. Лацис, что «военный коммунизм»— это первый опыт социалистического хозяйствования и первая историческая модель социализма в нашей стране»[2], а, следовательно, и в мире.

«Военный коммунизм» как историческое явление и как определенная социально-экономическая и политическая система многогранен. Иногда, может даже и часто, ставят вопрос, была ли альтернатива «военному коммунизму»? Ответ на него требует, так сказать, двухуровневого подхода. В «военном коммунизме», несмотря на разруху и необходимость мобилизации и централизации ресурсов страны, не было бы необходимости, если бы гражданская война не помешала начать опосредованный, постепенный, без крутой ломки переход к социализму. А вот когда дело дошло до гражданской войны, до борьбы не на жизнь, а на смерть, альтернативы ему уже не могло быть. Равным образом представляется, что не было реальной альтернативы и продразверстке, хотя последствия ее оказались тяжелейшими, и, именно продразверстка явилась одной из многочисленных причин ввергнувших наше общество в Гражданскую войну.

Как известно, этот опыт и эта модель, позволив Советской власти решить некие поставленные задачи - защитить революцию и страну в ходе гражданской войны - обнаружили затем свою несостоятельность и ввергли Советскую Россию в такой кризис, из которого удалось выбраться почти чудом - крутым поворотом к НЭПу.

{mospagebreak}

1.1. Предпосылки возникновения политики "военного коммунизма”

Освещение темы начну с констатации: под «военным коммунизмом» имеется в виду экономическая политика 1918-1920 годов, характеризовавшаяся крайней централизацией управления народным хозяйством (главкизм), национализацией не только крупной, но и средней, и, частично, мелкой промышленности, государственной монополией на хлеб и многие другие продукты сельского хозяйства (продразверстка), запрещением частной торговли и свертыванием товарно-денежных отношений, уравнительностью в распределении на основе классового пайка, милитаризацией труда.

Перечисленные особенности экономической политики того времени напоминали принципы, на основе которых, по мнению марксистов, возникнет коммунистическое общество: отсутствие частной собственности на средства производства, денег и товарно-денежных отношений, равенство в распределении материальных благ. Но коммунизм, согласно учению марксизма, предполагает высокоразвитую техническую базу и изобилие материальных благ. «Коммунистические» же начала периода гражданской войны возникали при отсутствии этих условий, насаждались административно-приказными методами. Отсюда появившееся уже после перехода к нэпу название – «военный коммунизм».

Был ли переход к этим началам попыткой сразу и непосредственно «ввести» коммунизм?

На первых порах в руки пролетариата должны перейти лишь основные средства производства (путем экспроприации капиталистов), частное же мелкое производство пролетарское государство должно будет переводить в общественное не насильно, а посредством примера, оказывая ему помощь[3].

Маркс и Энгельс считали, что при социализме уже не будет товарно-денежных отношений, им на смену придет непосредственный продуктообмен. Этого взгляда придерживался и Ленин. История показала утопичность этого подхода. Однако основоположники марксизма, а также Ленин вовсе не предполагали, что отмена товарно-денежных отношений произойдет сразу, они считали, что это процесс, который потребует длительного времени.

Свершилась Октябрьская революция, но не с первых ее дней началась национализация всей крупной промышленности. Предполагалась определенная постепенность с использованием переходных мер. Такой мерой должен был стать рабочий контроль над производством и распределением. Политические противники большевиков даже обвиняли их в том, что они изменили своей программе: мол, до революции были за немедленную национализацию всей частной собственности, за «введение» социализма, а, придя к власти, «позабыли» об этом требовании. В связи с этим Ленин в конце декабря 1917 года писал, что обыватели «повторяют пошлые измышления о «введении социализма», которые они приобрели «понаслышке»… приписывая нам, марксистам, мысль и даже план «ввести» социализм. Нам, марксистам, такие мысли, не говоря о планах, чужды. Мы всегда знали, говорили, повторяли, что социализма нельзя «ввести», что между капитализмом и социализмом лежит долгий период «родовых мук»[4].

Кратковременный период «красногвардейской атаки на капитал» не был отказом от постепенности преобразований. Он был ответом на ожесточенное сопротивление «капиталистов», пытавшихся саботажем парализовать экономическую жизнь Советской республики. И как только саботаж был сломлен, перед страной, после Брестского мира, открылась перспектива мирного строительства. Ленин предложил программу дальнейших преобразований экономики в рамках постепенности.

Многочисленные меры, проводившиеся в народном хозяйстве весной-летом 1918 года, после заключения Брестского мира, являлись первыми шагами в осуществлении этой стратегии: разработка государственного бюджета в расчете на укрепление денежной системы; покрытие расходов государства доходами, введение элементов хозрасчета. Велись переговоры (правда, безрезультатные) с промышленниками о создании смешанного госкапиталистического треста. Были разработаны принципы предоставления концессий иностранным предпринимателям.

Ретроспективно в 1921 году Ленин так определил взятый тогда курс преобразований экономики: «Мы предполагали, что обе системы – система государственного производства и распределения и система частноторгового производства и распределения – вступят между собой в борьбу в таких условиях, что мы будем строить государственное производство и распределение, шаг за шагом отвоевывая его у враждебной системы».

В жизни все было сложнее, неоднозначнее. Условия острейшей междоусобной войны заставляли прибегать к мерам приказного характера уже в это время. Примером могут служить майские декреты 1918 года, провозглашавшие «продовольственную диктатуру», - запрещалась свободная торговля хлебом, крестьян обязывали сдавать хлебные излишки государству по твердым ценам, создавались рабочие продовольственные отряды для выявления и реквизиции излишков. Но тут уже вмешался такой фактор, как надвигавшийся голод.

Развернувшиеся в широких масштабах лета 1918 года интервенция и гражданская война создали новую ситуацию, вынуждавшую применять формы, методы, и иные решения экономических задач в соответствии с требованиями войны. В ситуации страны, оказавшейся на положении «осажденной крепости» подобные методы решения насущных задач были неизбежны. Им просто не было альтернативы. Об этом свидетельствует и история ряда буржуазных государств, находившихся в экстремальных военных условиях. Наиболее характерна в этом отношении Германия периода первой мировой войны, когда неимоверно усилилась централизаторская директивная роль государства.

{mospagebreak}

Вспомним, что в России в конце 1916 года была введена своего poда разверстка и запрещена свободная торговля зерном. В марте 1917 года Временное правительство установило хлебную монополию и ввело карточки на хлеб и другие продовольственные продукты. Другое дело, что буржуазные государства в отличие от Советского не вторгались в отношения капиталистической собственности, сохраняли в неприкосновенности буржуазные производственные отношения.

В свете марксистских представлений о социализме (общество без товарно-денежных отношений, без денег и т. д.) советские законодательные акты о национализации промышленности, отменявшие частную торговлю, суживавшие товарно-денежные отношения, рассматривались сквозь призму их «социалистичности», как идущие в направлении к социализму.

И все же в условиях деформированной экономики идея социалистичности «отмирания денег» оказывала определенное влияние на процессы в области финансовой политики, да и на саму идеологию.

Как пример влияния войны на идеологию и практику можно рассматривать милитаризацию труда. В Программе партии о милитаризации еще ничего нет. Здесь по вопросу о мобилизации рабочей силы упор сделан на роль в этом профессиональных союзов, на перевоспитание масс, на воспитание социалистической дисциплины. В тезисах же ЦК РКП (б), принятых к IX Съезду партии (март 1920 года), уже появляется следующее положение: «В переходной стадии развития в обществе, отягощенном наследием самого тяжкого прошлого, переход к планомерно организованному общественному труду немыслим без мер принуждения как в отношении к паразитическим элементам, так и в отношении к отсталым элементам крестьянства и самого рабочего класса. Орудием государственного принуждения является его военная сила. Следовательно, элемент милитаризации труда в тех или других пределах, в той или иной форме неизбежно присущ переходному хозяйству, основанному на всеобщей трудовой повинности»[5].

Итак, в «военном коммунизме» нужно различать то, что было неизбежно, необходимо, диктовалось условиями войны и не имело альтернативы, и то, что определялось иллюзиями теоретической мысли, субъективными взглядами.

1.2. Сущность политики "военного коммунизма", отличительные стороны и влияние на социально-общественную жизнь страны

В сущности, «военный коммунизм» был порожден еще до 1918 года установлением однопартийной большевистской диктатуры, созданием репрессивно-террористических органов, давлением на деревню и капитал. Фактическим же толчком для его проведения в жизнь стало падение производства и нежелание крестьян, в основном середняков, наконец-то получивших землю, возможность развивать хозяйство, сдавать хлеб по твердым ценам.

В результате был притворен в жизнь комплекс мер, которые должны были привести к разгрому сил контрреволюции, поднять экономику и создать благоприятные условия для перехода к социализму. Эти меры затронули не только политику и экономику, но, фактически, все сферы жизни общества.

В сфере экономической: повсеместная национализация экономики (то есть законодательное оформление перехода предприятий и отраслей в собственность государства, что, однако, не означает превращения его в собственность всего общества), чего требовала и гражданская война (по мнению В. И. Ленина, "коммунизм требует и предполагает наибольшую централизацию крупного производства во всей стране", помимо "коммунизма" того же самого требует и военное положение). Декретом СНК от 28 июня 1918 года национализируется горная, металлургическая, текстильная и другие отрасли промышленности. К концу 1918 года из 9 тысяч предприятий европейской России было национализировано 3,5 тысячи. К лету 1919 года - 4 тысячи, а еще через год уже порядка 7 тысяч предприятий, на которых трудилось 2 миллиона человек (это около 70 процентов занятых). Национализация промышленности вызвала к жизни систему из 50 главков, руководивших деятельностью предприятий, распределявших сырье и полученную продукцию.

В 1920 году государство являлось практически безраздельным собственником промышленных средств производства.

Следующая сторона, обуславливающая сущность экономической политики «военного коммунизма» - продразверстка. Простыми словами, "продразверстка" - это есть принудительное наложение обязанности сдачи "излишков" производства на производителей продуктов питания. Главным образом, конечно, это ложилось на деревню, основного производителя продуктов питания. На практике это привело к насильственному изъятию у крестьян необходимого количества хлеба, да и формы проведения продразверстки оставляли желать лучшего: власти последовали обычной политике уравнительности, и, вместо того, чтобы возложить груз поборов на зажиточных крестьян, обирали середняков, составляющих основную часть производителей продуктов. Это не могло не вызвать всеобщего недовольства, во многих районах вспыхнули бунты, на продовольственную армию устраивали засады. Проявилось единение крестьянства в противостоянии городу как внешнему миру.

Положение усугубили, так называемые, «комбеды» (комитеты бедноты), созданные 11 июня 1918 года, призванные стать "второй властью" и изымать излишки продукции (предполагалось, что часть изымаемых продуктов будет поступать членам этих комитетов), их действия должны были поддерживаться частями "продовольственной армии". Создание комбедов свидетельствовало о полном незнании большевиками крестьянской психологии, в которой главную роль играл общинный принцип.

{mospagebreak}

В результате всего этого кампания по продразверстке летом 1918 года провалилась: вместо 144 миллионов пудов зерна было собрано всего 13. Тем не менее, это не помешало властям продолжать политику продразверстки еще в течение нескольких лет.

С 1 января 1919 года беспорядочные поиски излишков были заменены централизованной и плановой системой продразверстки. 11 января 1919 года был обнародован декрет «О разверстке хлеба и фуража». Согласно этому декрету, государство заранее сообщало точную цифру в своих потребностях в продуктах. То есть каждая область, уезд, волость должны были сдать государству заранее установленное количество зерна и других продуктов, в зависимости от предполагаемого урожая (определяемого весьма приблизительно, по данным предвоенных лет). Выполнение плана было обязательным. Каждая крестьянская община отвечала за свои поставки. Только лишь после полного выполнения общиной всех требований государства по сдаче сельскохозяйственной продукции, крестьянам выдавались квитанции на приобретение промышленных товаров, однако в количестве, намного меньшем, чем требовалось (10-15%). А ассортимент ограничивался лишь товарами первой необходимости: ткани, спички, керосин, соль, сахар, изредка инструменты (в принципе, крестьяне согласны были обменивать продукты питания на промышленные товары, однако государство не располагало ими в достаточном количестве).

На продразверстку и дефицит товаров крестьяне отреагировали сокращением посевных площадей (до 60 % в зависимости от региона) и возвращением к натуральному хозяйству. В последствии, например, в 1919 году из запланированных 260 миллионов пудов зерна было заготовлено лишь 100, и то, с большим трудом. А в 1920 году план был выполнен всего на 3 - 4 %.

Затем, восстановив против себя крестьянство, продразверстка не удовлетворила и горожан: на дневной предусмотренный рацион прожить было невозможно, интеллигенты и «бывшие» снабжались продуктами в последнюю очередь, а зачастую и вообще ничего не получали. Помимо несправедливости системы обеспечения продовольствием, она также была очень запутанной: в Петрограде существовало, по меньшей мере, 33 вида карточек на получение продовольствия со сроком годности не более месяца.

Наряду с продразверсткой, Советская власть вводит целый ряд повинностей, как то: дровяную, подводную и гужевую, а также трудовую.

Обнаружившийся огромный дефицит товаров, в том числе и первой необходимости, создает благодатную почву для формирования и развития в России «чёрного рынка». Правительство тщетно пыталось бороться с "мешочниками". Силы правопорядка получили приказ арестовывать любого человека с подозрительным мешком.

В ответ на это забастовали рабочие многих петроградских заводов. Они требовали разрешения на свободный провоз мешков весом до полутора пудов, что свидетельствовало о том, что не одни крестьяне занимались продажей своих "излишков" тайком. Народ был занят поиском продуктов, рабочие бросали заводы и, убегая от голода, возвращались в деревни. Потребность государства учесть и закрепить рабочую силу на одном месте заставляет правительство ввести "трудовые книжки", а Кодекс законов о труде распространяет трудовую повинность на все население в возрасте от 16 до 50 лет. При этом государство имеет право проводить трудовые мобилизации на любые работы, помимо основной.

Принципиально новым способом вербовки рабочих было решение превратить Красную армию в "трудовую армию" и милитаризировать железные дороги. Милитаризация труда превращает рабочих в бойцов трудового фронта, которых можно перебрасывать куда угодно, которыми можно командовать и которые подлежат уголовной ответственности за нарушение трудовой дисциплины.

Троцкий, например, полагал, что рабочие и крестьяне должны быть поставлены в положение мобилизованных солдат. Считая, что "кто не работает, тот не ест, а, так как есть должны все, то все должны работать", к 1920 году на Украине - районе, находившимся под непосредственным контролем Троцкого, были милитаризированы железные дороги, а любая забастовка расценивалась как предательство. 15 января 1920 года образуется Первая Революционная Трудовая армия, возникшая из 3-ей Уральской, а в апреле в Казани была создана Вторая Революционная Трудовая армия.

Результаты оказались удручающими: солдаты крестьяне были неквалифицированной рабочей силой, они спешили домой и вовсе не горели желанием работать.

Многие и другие факторы оказались определяющими в политике «военного коммунизма»: установление политической диктатуры (однопартийной диктатуры партии большевиков); бюрократизм, террор ВЧК, запрещение антибольшевистской издательской деятельности, национализация финансов, а государственная рыночная монополизация, о которой говорилось чуть выше.

1.3. Результаты политики "военного коммунизма" и ее последствия

Что же, в итоге, принес «военный коммунизм» для страны, достиг ли цели?

Созданы социально-экономические условия для установления диктатуры (победы) большевиков в Советской республике в условиях Гражданской войны. Удалось мобилизовать те незначительные силы, которыми располагали большевики, подчинить экономику одной цели – обеспечить Красную Армию необходимым вооружением, обмундированием, продовольствием.

{mospagebreak}

Большевики имели в своем распоряжении не более трети военных предприятий России, контролировали районы, которые давали не более 10 % угля, чугуна и стали, почти не имели нефти. Не смотря на это, в годы войны армия получила 4 тысячи орудий, 8 миллионов снарядов, 2,5 миллиона винтовок. В 1919-1920 годах ей выделили 6 миллионов шинелей, 10 миллионов пар обуви.

Несомненно, главная цель была достигнута, однако мне кажется, что еще один такой эксперимент, и Россия превратится в некое политически и социально индифферентное пространство на карте, население которого будет ощущать себя предметами мебели (а мебель как известно можно переставлять как хочешь и куда хочешь), которые не хотят ничего, кроме как есть, спать, зачем-то работать и слушаться старших.

Большевистские методы разрешения проблем привели к утверждению партийно-бюрократической диктатуры и одновременно к детерминировано нарастающим волнениям масс: крестьянство деградировало, не ощущая хоть какой-нибудь значимости, ценности своего труда; росло число безработных; цены вырастали вдвое каждый месяц. Также итогом «военного коммунизма» стал неслыханный спад производства. В 1921 году объем промышленного производства составил только 12 % довоенного, объем продуктов на продажу сократился на 92 %, государственная казна пополнялась на 80 % за счет продразверстки. Весной и летом в Поволжье разразился жуткий голод – после конфискации не осталось зерна. Не справился «военный коммунизм» и с обеспечением продовольствием городского населения: выросла смертность среди рабочих. С уходом рабочих в деревни сужалась социальная база большевиков.

Лишь половина хлеба поступала через государственное распределение, остальное через чёрный рынок, по спекулятивным ценам. Нарастало социальное иждивенчество. Пух бюрократический аппарат, заинтересованный в сохранении существующего положения, так как оно означало и наличие привилегий.

К зиме 1921 года всеобщее недовольство «военным коммунизмом» достигло предела.

Тяжелейшее положение экономики, крах надежд на мировую революцию и необходимость каких-либо немедленных действий для улучшения положения страны и укрепления власти большевиков заставили правящие круги признать свое поражение и отказаться от «военного коммунизма» в пользу Новой Экономической Политики.

Заключение

В результате проведения политики «военного коммунизма» были созданы социально-экономические условия для установления диктатуры (победы) большевиков в Советской республике в условиях Гражданской войны, как было сказано выше. В то же время для экономики страны война и политика «военного коммунизма» имели тяжелые последствия.

К 1920 году национальный доход упал с 11 до 4 млрд. рублей по сравнению с 1913 годом производство крупной промышленности составляло 13% от довоенного, в т.ч. тяжелой промышленности – 2-5%. Продразверстка привела к сокращению посевов и валового сбора основных сельскохозяйственных культур. Продукция сельского хозяйства в 1920 году составила две трети довоенного уровня. В 1920-1921 годы в стране разразился голод. Нежелание терпеть продразверстку привело к созданию повстанческих очагов в Среднем Поволжье, на Дону, Кубани.

В Туркестане активизировались басмачи. В феврале - марте 1921 года западносибирские повстанцы создали вооруженные формирования в несколько тысяч человек. 1 марта 1921 года вспыхнул мятеж в Кронштадте, в ходе которого выдвигались политические лозунги (“Власть Советам, а не партиям!”, “Советы без большевиков!”).

Острый политический и экономический кризис подтолкнул вождей партии к пересмотру «всей точки зрения на социализм». После широкой дискуссии конца 1920 - начала 1921 года с X съездом РКП (б) (март 1921 года) началась постепенная отмена политики «военного коммунизма».

Ссылки

1. Ленин В.И. Полн. собр. сочинений. Т. 42, 1982.
2. Лацис О.Р. Экономическая централизация и централизация управления. Проблемы взаимосвязи. – М., 1987, с. 75-76.
3. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т 22, 1980, с. 518.
4. Ленин В. И. Полн. собр. сочинений. Т. 35, 1982, с. 192.
5. IX съезд РКП (б). Протоколы. М., 1960, с. 556.

Библиография:

1. IX съезд РКП (б). Протоколы. М., 1960.
2. Верт Н. История советского государства. 2-е изд. – М.: Прогресс-Академия, 1996.
3. История Отечества в документах. Ч. 1. 1917-1920. – М., 1994.
4. Лацис О. Р. Экономическая централизация и централизация управления. Проблемы взаимосвязи. – М., 1987.
5. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 35, 42. 1982.
6. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 22, 1980.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter